7000 рублей, арест имущества, 8 месяцев тюрьмы. Что не поделили между собой два соседа на Дубровке в Бресте?

0 10

Вадим и Валерий живут на Дубровке в большом доме на одной лестничной площадке. Вадим чуть не в два раза младше Валерия, так что как будто точек тесного соприкосновения у них быть не должно. Их и не было, до одного февральского утра почти два года назад. Накануне Вадим с товарищами и невестой что-то отмечал, но не День защитника Отечества. Различные заведения, в том числе и ночные, работали в обычном режиме. Поэтому к дому своему Вадим с будущей женой пришел примерно в начале шестого утра. В такое время обычные, не романтичные сограждане почивают. Но в подъезде курил сосед Валерий. Дальнейшее стороны конфликта описывают по-разному, но эмоции и словесные претензии не играют существенной роли, когда есть наглядные признаки того, кто – кого. Во всяком случае, примерно в 6:09 в милицию позвонил Валерий и с трудом, но сообщил, что в столь ранний час подвергся нападению. Напал ближайший сосед, пишет Вечерний Брест.

7000 рублей, арест имущества, 8 месяцев тюрьмы. Что не поделили между собой два соседа на Дубровке в Бресте?

Фото из открытых источников (иллюстративное)

При возбуждении уголовного дела никакой детективной интриги с классическими вопросами: кто? когда? – не случилось. Все было понятно. Избитый гражданин сорока пяти лет на месте, да и двадцатисемилетний избивший не подался в бега. Он пытался объяснить, что Валерий в подъезде пытался воспрепятствовать тому, чтобы он, Вадим, прошел к себе домой с девушкой. Валерий, в свою очередь, напирал на то, что агрессия соседа была внезапной и беспричинной. А так, вообще молодой человек иногда громко включает музыку. Короче, по юридическим канонам – неприязненные отношения.

Итогом утренней вспышки стали побои на теле Валерия. Эксперты установили не менее пятнадцати ударов. Самая серьезная травма – двойной перелом нижней челюсти у Валерия. Хотя бил Вадим руками, ногами и даже подвернувшимся под руку приспособлением для выполнения оттиска печати.

Дело возбудили по статье 149 Уголовного кодекса «Умышленное причинение менее тяжких телесных повреждений». Кроме собственно наказания буйного соседа потерпевший Валерий просил у суда возмещения убытков и страданий. Так, он собирался заменить обои и диван, испачканные его кровью, требовал ремонта или замены и штамп печати. Таким образом он хотел 2780 рублей в качестве возмещения материального вреда и 11 000 рублей за страдания моральные. В суде Ленинского района сумму взыскания с обвиняемого ограничили до 7000 рублей и приговорили к двум годам исправительных работ с удержанием в доход государства определенной суммы с заработка.

Вадим работал подсобником. К моменту вынесения решения суда у него на иждивении уже был малолетний ребенок. Жена, соответственно, в декретном отпуске. Суд предлагал в добровольном порядке возместить потерпевшему денежный эквивалент морального вреда в течение месяца. Это могло бы повлиять на смягчение приговора. Но откуда подсобный рабочий, никаких родственных связей с Абрамовичем не имеющий, найдет практически одномоментно две тысячи условных единиц? Вероятно, и в суде это понимали. Поэтому в качестве гарантии возмещения вреда был наложен арест на имущество, однозначно принадлежащее Вадиму. Имущества немного – обручальное кольцо и мобильный телефон.

В процессе рассмотрения данного дела выяснилось еще одно – оказывается, Вадим в 2019 году уже был осужден по 212-й статье. Это хищение с помощью модификации компьютерной информации. Тогда приговор был – год исправительных работ. Тогда то, неотбытое, наказание приплюсовали к новому.

Но вот проблема: продвинутый юзер в интернете оказался лузером в реальной жизни.

Как мы помним, телефон и кольцо стали имуществом Вадима, описанным в качестве гарантии возмещения вреда потерпевшему. Но семья осужденного остро нуждалась в деньгах. И Вадим через интернет продал арестованное имущество (телефон) за 200 рублей. И таким образом снова нарушил закон. И теперь уже суд Московского района Бреста с учетом всех прошлых «заслуг» приговорил Вадима к восьми месяцам лишения свободы.

Фемиду изображают слепой. Значит, ей нет дела до эмоций и прочих проявлений чувств. Но возмещение вреда – категория скорее экономическая, нежели нравственная. Реально ли ожидать, что осужденный при его социальном положении и общей ситуации в стране будет способен в обозримом будущем возместить Валерию даже скорректированный судом ущерб?

Военные историки любят цитировать древних китайцев. А у них сказано: в войне можно победить и войну можно выиграть – это не всегда одно и то же. Февральским утром Вадим победил, но Валерий выиграл. Или нет?

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.